Об авторе

О проекте

Документы ЦК

Публикации

Выступления

Книги

письма

Ссылки

Архив

 

Организация Объединенных Наций и мировая политика. 1945-2005

ИЗ ОПЫТА СОВРЕМЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ ООН В АФРИКЕ, ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И АЗИИ

Опыт более чем 60-летней деятельности ООН убедительно показывает, что флаг и «голубые каски» ООН зачастую использовались не столько для восстановления мира, сколько во имя корыстных интересов США и других западных держав, которые обычно имеют возможность произвольно манипулировать различными положениями Устава ООН в условиях отсутствия надлежащего контроля за операциями ООН, в особенности на стадии их осуществления. Важные решения о применении силы нередко принимались не на основе резолюций Совета Безопасности, а исходя из «практической целесообразности», как она оценивалась представителями Генерального секретаря ООН на местах. В Югославии, Афганистане и Ираке деятельность различных миссий ООН давно уже поставлена под контроль НАТО.

Отметим, что еще в 1965г. решением XIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН (резолюция 2006 от 18 февраля 1965г.) в качестве вспомогательного органа Ассамблеи был создан Специальный комитет по операциям по поддержанию мира в составе 33-х государств-членов ООН, расширенном в 1988г. до 34-х членов после принятия в него КНР. Комитет 33-х получил мандат на всестороннее рассмотрение всего вопроса об операциях по поддержанию мира во всех аспектах при том, что в качестве главной задачи ему поручалось выработать согласованные руководящие принципы, которые должны регулировать проведение операций ООН по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН.

Однако, попытки поставить проведение операций ООН по поддержанию мира на солидную международно-правовую основу путем выработки соответствующего документа с самого начала натолкнулись на противодействие со стороны западных держав и прежде всего США. Апеллируя к опыту направления «голубых касок» в Корею (1950г.) и Конго (1960-1964гг.), западные державы вели дело к тому, чтобы ослабить исключительные полномочия Совета Безопасности ООН в этой области, разводнить руководящие принципы двусмысленными формулировками, позволявшими передачу этих полномочий Генеральному секретарю или Секретариату ООН, не допустить, чтобы применение руководящих принципов осуществлялось в общих интересах государств-членов ООН, как того требует Устав ООН.

Концепция и практика многонациональных сил

Особые усилия западные державы прилагали к тому, чтобы подорвать принципы, регулирующие применение вооруженной силы от имени ООН, разрушить концепцию коллективной безопасности, на которой основана, по Уставу, вся деятельность ООН по поддержанию международного мира. За дипломатическим крючкотворством, к которому постоянно прибегала дипломатия США в Комитете 33-х, ясно просматривались попытки Вашингтона узаконить практику создания под его эгидой всякого рода «многонациональных сил», предназначенных для борьбы против национально-освободительных движений в Азии, Африке и Латинской Америке, а также практику использования в этих целях региональных организаций, действовавших на трех континентах.

Напомним в этой связи, что в 1961-1962гг. США неоднократно пытались привлечь к агрессии против Кубы Организацию американских государств (ОАГ), причем эти попытки были продолжены, несмотря на то, что в итоге Карибского (1962г.) кризиса США дали заверения, что «на Кубу не будет совершено нападения, не будет вторжения, причем не только со стороны Соединенных Штатов, но и со стороны других стран Западного полушария». 445

В мае 1965г. в обстановке развязанной ими агрессии против Доминиканской Республики на срочно созванном X Консультативном совещании стран-членов ОАГ США провели решение о создании так называемых «межамериканских вооруженных сил», которые приняли участие в разгроме патриотических сил этой страны. Тогда же президент США Л. Джонсон выступил с идеей создания «постоянных межамериканских вооруженных сил» (так и не реализованной из-за сопротивления многих латиноамериканских стран), призванных выполнять роль «международного», а фактически – американского полицейского в Латинской Америке. 446

В марте 1982г. в преддверии готовившейся прямой агрессии Израиля против Ливана США направили крупный контингент своих войск (1300 военнослужащих) на Синайский полуостров для «контроля» израильско-египетской пограничной линии. Этот контингент стал костяком так называемых «многонациональных сил» для Синая (2500 военнослужащих), в которых участвовали также Великобритания, Франция, Италия, Нидерланды, Колумбия, Фиджи, Уругвай, Австралия и Новая Зеландия.

В августе 1982г. в ходе израильской агрессии против Ливана «многонациональные силы» в составе контингентов США, Великобритании, Франции и Италии были развернуты в районе Бейрута, а после ухода оттуда войск Палестинского движения сопротивления эти силы перебазировались на военные корабли, чтобы расчистить путь для захвата Бейрута израильскими войсками. В сентябре 1982г. после завершения Израилем карательной операции в Бейруте и хладнокровной бойни, учиненной агрессорами в лагерях палестинских беженцев Сабре и Шатиле, «многонациональные силы» вновь высадились на побережье и заняли прежние позиции в Бейруте теперь уже для борьбы против национально-патриотических сил Ливана и в целях оказания прямого давления на правительство этой страны, чтобы склонить его на кабальное соглашение с Израилем и превратить Ливан в марионеточное государство.447

Практика создания и использования «многонациональных сил» в обход и в нарушение полномочий Совета Безопасности ООН, переросшая впоследствии в прямые агрессивные действия НАТО в Югославии, Афганистане и Ираке, рушит самые основы системы коллективной безопасности и поддержания мира согласно Уставу ООН. В этих условиях померкла надежда и на то, что Комитет 33-х когда-либо сумеет выполнить поставленную перед ним задачу выработки четких руководящих принципов проведения операций ООН по поддержанию мира. Да и вообще из-за обструкционистской позиции западной дипломатии работа комитета давно уже продолжается на холостом ходу, а фактически заблокирована.

Концепция «гуманитарной интервенции». Операции ООН в Сомали и Руанде

Не меньший вред деятельности ООН по поддержанию мира наносит концепция «гуманитарной интервенции», о чем уже шла речь применительно к югославскому кризису. Считается, что впервые получить «согласие» от Совета Безопасности ООН на проведение такого рода интервенции американцам удалось в апреле 1991г., сразу же после завершения войны в Персидском заливе. 5 апреля 1991г. Совет Безопасности ООН по инициативе США принял резолюцию 688, которая осуждала «репрессии против иракского гражданского населения во многих частях Ирака, в том числе курдского населения» и требовала, чтобы Ирак «незамедлительно обеспечил международным организациям доступ ко всем нуждающимся в помощи во всех частях Ирака и предоставил все необходимые средства для их деятельности». В особенности ценным для Вашингтона было то, что резолюция характеризовала эти «репрессии», как «создающие угрозу международному миру и безопасности в этом регионе».

Резолюция 688 Совета Безопасности ООН, одобренная десятью голосами против трех (Куба, Зимбабве и Йемен) при двух воздержавшихся (КНР и Индия), представляла собой как бы дополнение к принятой Советом двумя днями ранее – 3 апреля 1991г., основополагающей резолюции 687, которая в течение многих лет верно служила политике США, направленной на дестабилизацию положения в Ираке и свержение режима С. Хусейна. В этом плане резолюции 688 Совета отводилась роль своего рода индульгенции на проведение США военных операций в поддержку курдских и шиитских сепаратистских группировок, резко активизировавшихся после поражения Ирака в войне в Заливе. Резолюция, как отмечалось выше, была также использована для незаконного установления на территории Ирака «особых зон», неподконтрольных иракским властям и предназначенным как бы исключительно для приема «гуманитарной помощи» сепаратистами.

Вполне определенные политические цели преследовали США и при проведении Операций ООН в Сомали I и II, развернутых в этой стране соответственно на основании резолюций Совета Безопасности ООН 751 от 24 апреля 1992г. и 814 от 26 марта 1993г. «Фактически Сомали стала первым объектом «гуманитарного вмешательства»,- пишет М.Тэтчер в своей книге о «стратегиях для меняющегося мира». 448

Политическая ситуация в Сомалийской Демократической Республике резко обострилась после свержения в январе 1991г. режима М. Сиада Барре, находившегося у власти в этой стране с 1969г. Позиции режима были значительно ослаблены в результате поражения Сомали в войне против Эфиопии, развязанной сомалийским руководством с целью отторжения от Эфиопии района Огадена. Вторгшиеся в июле 1977г. на территорию Эфиопии сомалийские войска в марте 1978г. были разгромлены и изгнаны из этой страны. В 1988г. М. Сиад Барре официально отказался от территориальных притязаний к Эфиопии, что послужило началом для нормализации отношений между обоими государствами. Однако государственный переворот 1991г., совершенный повстанцами из Объединенного сомалийского конгресса привел к дестабилизации обстановки в стране, и созданное «переходное правительство национального единства» не смогло справиться с разразившейся борьбой региональных кланов за власть. Экономика страны была разрушена, тысячи гражданских лиц стали жертвами вооруженных конфликтов. Положение осложнилось неурожаем, приведшем к массовому голоду.

Между тем, в борьбе за политическую власть в стране верх стала одерживать группировка генерала Мохаммеда Фараха Айдида, который провозгласил себя президентом Сомали. Айдид, окончивший высшие командирские курсы в СССР, сыграл немалую роль в приходе Барре к власти в Сомали, но уже в 1970г. был брошен им за решетку за участие в попытке государственного переворота. Освобожденный из тюрьмы в 1976 году, Айдид работал советником во время войны с Эфиопией, а после ее окончания занимал пост посла Сомали в Индии. 449

Айдид не разделял проводившегося Барре с конца 70-х годов курса на разрыв отношений Сомали с Советским Союзом (13 ноября 1977г. правительство Сомали в одностороннем порядке объявило о прекращении действия советско-сомалийского Договора о дружбе и сотрудничестве от 11 июля 1974г., мотивируя отказом СССР от поддержки сомалийского вторжения в Эфиопию) и на сближение Сомали с США. В Сомали возросло недовольство заключенным Барре в августе 1980г. соглашением с США, по которому Вашингтон получил доступ к военным объектам на сомалийской территории.

Начавшаяся в апреле 1992г. Операция ООН Сомали- I получила от Совета Безопасности мандат на наблюдение за прекращением огня в Могадишо, а также на защиту следовавших в столицу из морских портов и аэродромов гуманитарных конвоев и охрану центров распределения гуманитарной помощи в районе города и его окрестностей. В августе 1992г. этот мандат был распространен на всю территорию страны, а в декабре того же года Совет Безопасности сформировал Объединенную оперативную группу (ООГ) – многонациональные силы, организованные и возглавлявшиеся США, которые Совет уполномочил использовать «все необходимые средства» для обеспечения безопасности осуществления операций по оказанию гуманитарной помощи.

Поначалу Айдид приветствовал оказание Сомали гуманитарной помощи от имени ООН и даже пытался на этой основе добиться примирения враждовавших между собой группировок. 450 Однако, появление в Сомали американских войск в корне изменило положение.

Как сообщает в своих мемуарах М. Олбрайт, вопрос о направлении американских войск в Сомали был поставлен США перед Генеральным секретарем ООН Б. Гали еще в ноябре 1992г. «Действующий госсекретарь Иглбергер,- пишет М. Олбрайт, - сказал Бутросу Гали, что Соединенные Штаты хотят возглавить международную операцию по оказанию гуманитарной помощи Сомали, по завершении которой руководство будет передано ООН». При этом обсуждался и вопрос о возможности разоружения войсками США «враждующих группировок, включая бойцов Айдида». 451

В декабре 1992г. президент Буш- старший санкционировал направление в Сомали 30-тысячного контингента военнослужащих США. Обосновывая необходимость такой акции, Буш высказался в телеобращении к нации в том плане, что «некоторые кризисы в мире не могут быть разрешены без участия Америки» 452 Решение Буша было сразу же поддержано Клинтоном, который 1 января 1993г. официально заступал на пост президента. При этом, как пишет сам Клинтон в своих мемуарах, ему было сообщено, что американские войска вернуться из Сомали до его инаугурации, т.е. до 20 января 1993г. 453

Однако попытка США с ходу овладеть ситуацией в Сомали не увенчалась успехом. Массированная «гуманитарная интервенция» захлебнулась. Айдид оказался трудным орешком: «изолировать и схватить его» американским интервентам не удалось, несмотря на все старания военных реализовать эту по сути главную задачу операции. Наряду с этим стало очевидным, что войска США попали в крайне враждебное окружение и что дальнейшее пребывание их на сомалийской земле может привести к непредсказуемым последствиям. Более того, операция «Возрождение надежды», как была названа высадка американских войск в Сомали, явно грозила обернуться серьезным ударом по престижу правящих кругов США, которые в открытую похвалялись способностью Вашингтона быстро и эффективно «урегулировать конфликты» в любой части планеты.

В этих условиях Постоянному представителю США при ООН М. Олбрайт, заступившей на этот пост 1 февраля 1993г., было поручено, по ее словам, «провести переговоры о быстрой передаче основной ответственности за операцию от США ООН,» 454 и с этим поручением она справилась. Правда, Олбрайт пришлось преодолеть определенное сопротивление со стороны Генерального секретаря ООН Б. Гали, справедливо усмотревшего в этой идее очередную попытку США использовать ООН в роли «козла отпущения». Однако, нажим США сделал свое дело и в результате к концу марта 1993г., как пишет Олбрайт, было выработано «компромиссное решение».

Решение состояло в том, что ООН обязывалась направить в Сомали 28 тысяч «миротворцев» при том, что США сохраняли в регионе примерно 4 тысяч солдат, включая корпус быстрого реагирования численностью в 1300 военнослужащих. Силы ООН должны были «разоружить полевых командиров», учредить органы местного управления и обеспечить «долговременный процесс политической нормализации на основе сотрудничества с местными лидерами».Специальным представителем ООН в Сомали был назначен адмирал ВМС США Дж. Хоу, в недавнем прошлом заместитель секретаря по национальной безопасности Б. Скоукрофта в администрации президента Буша-старшего, в результате чего все руководящие и командные посты операции оказались в руках США. 455

Достигнутый в ходе переговоров М . Олбрайт с Б. Гали «компромисс» был положен в основу резолюции 814 Совета Безопасности ООН от 26 марта 1993г., предусматривавшей развертывание Операции ООН в Сомали II. Мандат операции включал в себя все обязанности Объединенной оперативной группы во главе с США, касавшиеся обеспечения безопасных условий для оказания гуманитарной помощи согласно резолюции 754 Совета от 24 апреля 1993г., а также наделял новую операцию полномочиями предпринимать все необходимые, в том числе принудительные меры для осуществления начатого ООГ процесса «восстановления мира, стабильности и правопорядка». В задачи операции входило закрепление этого процесса путем «разоружения и примирения» враждебно настроенных группировок, восстановление структуры органов власти и воссоздание государства Сомали, основанного на демократическом правлении.

Как отмечает в своем фундаментальном труде об ООН и других международных организациях профессор Федоров В.Н., «Операция ООН в Сомали II, по существу, стала первой операцией ООН по поддержанию мира, на которую возлагались наряду с традиционными также и полномочия применять необходимые принудительные меры», в результате чего произошло «смешение» двух разных типов операций. 456 «Смешение» материализовалось и в том, что для осуществления своего мандата операция получила военную поддержку и транспорт, включая бронетранспортеры, танки и боевые вертолеты, что также было весьма необычным для «традиционных» операций ООН.

Получив от Совета Безопасности ООН ничем неограниченные полномочия по наведению «порядка» и располагая современным вооружением и боевой техникой, возглавлявшаяся США Операция ООН в Сомали II завершилась тем не менее полным провалом. «Мы попали в ловушку, писала посетившая Сомали в июле 1993г. М. Олбрайт, - сначала «персонализировав» нашу операцию, связывая ее почти исключительно с поимкой Айдида, а потом не сумев его поймать. В ряде столкновений американские силы понесли потери, и усилилось давление со стороны тех, кто считал, что из Сомали нужно уходить. Американские лидеры также предпочитали дипломатическое, а не военное решение проблемы Айдида». 457 Б. Клинтон отмечает в своих мемуарах, что «неоднократные провалы попыток ООН арестовать Айдида лишь повышали его престиж и порочили гуманитарный характер миссии ООН» 458

После принятия резолюции 814 Совета Безопасности ООН американские силы быстрого реагирования, отмечала М.Олбрайт, «провели серию стремительных рейдов и захватили склады оружия группировки Айдида». Силы ООН «также проявили активность, но результаты были трагическими». Пакистанские войска миротворцев стреляли в толпу безоружных сомалийцев. В начале августа 1993г. Вашингтон направил в Сомали «подразделение рейнджеров, подразделение спецназа и дополнительное военное снаряжение». Приказ спецподразделению рейнджеров в Могадишо оставался прежним – «захватить Айдида». С этой целью американские солдаты штурмовали здание в Могадишо, но Айдида там не оказалось. В плен было взято более двадцати сомалийских солдат. 459

Апофеозом стало 3 октября 1993г. – бой американских «рейнджеров» с сомалийцами, сбившими два боевых вертолета «Блэк хок». В ходе боя погибло 19 американцев, десятки получили ранения и был захвачен в плен пилот одного из вертолетов. 460 Вскоре после этого Совет Безопасности лишил «миссию ООН» принудительных функций, а в марте 1995г. американские войска были выведены из Сомали, и Операция ООН в Сомали II была прекращена.

Что касается положения в этой стране, то после смерти Айдида в 1996г. оно оставалось сложным. Страна фактически распалась на территории, контролируемые полевыми командирами. В 2004-2005г.г. в Сомали был избран президент и появилось временное правительство, хотя большинство его министров отказались ехать в Могадишо и обосновались в г. Бодайбо в 250 км. к северо-западу от столицы. В самой же столице власть поделили между собой восемь наиболее влиятельных полевых командиров.

Однако в начале 2006г. в Сомали стала все больше давать о себе знать новая группировка – исламское народное ополчение, «Союз исламских судов», одолевшая в кровопролитных боях «восьмерку» и установившая контроль над значительной частью Сомали. Общая угроза заставила «восьмерку» сплотиться и образовать так называемый «Альянс за мир и против терроризма», всецело опирающийся на помощь США. По некоторым данным альянс получает по 100-150 тыс. долларов ежемесячно из фондов ЦРУ и военной разведки США. 461 Однако, события развивались не так, как хотелось бы Вашингтону.

6 июня 2006г. войска «Союза исламских судов», во главе с шейхом Шарифом Шейхом Ахмедом захватили Могадишо и «временное правительство» сохранило контроль лишь в Бодайбо. В Вашингтоне тем временем заговорили о связях «Союза исламских судов» с «Аль-Каидой» и об угрозе появления в Сомали нового «талибана». Вмешательство США в дело Сомали вновь набирает силу.

Провал «гуманитарной интервенции» в Сомали наглядно высветил действительное отношение США к вопросам оказания гуманитарной помощи огромным массам населения в странах, познавших вековое господство колониализма. По своей значимости чисто гуманитарная составляющая соответствующих операций, мягко выражаясь, никогда не довлела над соображениями реальной политики с ее конкретными интересами и рычагами влияния в том или ином регионе мира. Другое дело, что реклама этой гуманитарной помощи была настолько широковещательной и всепроникающей, насколько скрытыми и завуалированными были ее подлинные мотивы.

Заметим, что подобная же картина наблюдается и на поприще внутренней политики США. Видный американский политолог Ноам Хомский отмечает, например, что корпоративные средства массовой информации, администрация США и глашатаи американского образа жизни «надменно предлагают себя в качестве образца для остального мира», но что в этом хоре приветствий самим себе «не слышны результаты наглой социальной политики последних лет». Хомский приводит в этой связи данные Детского фонда ООН за 1997 год, которые показывают, что США имеют наихудшие показатели среди индустриальных стран по таким параметрам, как смертность среди детей до пяти лет, и что «США также удерживают среди этих стран рекорды по голоду, детской бедности и прочим основным социальным показателям» 462

Не это ли обстоятельство предопределило совершенно индифферентное отношение США к геноциду в Руанде в 1994 году, хотя с самого начала не было недостатка в резолюциях и других документах ООН о назревавшем кризисе в этой стране?

Руанда и соседняя с ней страна Бурунди были захвачены в конце XIX века Германией и насильственно присоединены к Германской Восточной Африке в качестве колониальной территории Руанда-Урунди. После Первой мировой войны эта территория была включена в Бельгийское Конго, а с 1923г. управлялась Бельгией, сначала по мандату Лиги Наций, а с 1946г. – в качестве подопечной территории ООН. В 1962г.- в итоге плебисцита Руанда-Урунди разделилась на два суверенных государства Руанда и Бурунди.

Считается, что за три месяца, начиная с 6 апреля 1994г. в Руанде – стране с населением в 6,4 млн. жителей (1988г.), погибло более миллиона человек. О причинах трагедии М. Олбрайт пишет в своих мемуарах следующее: «Причиной кризиса в Руанди были этнические конфликты между враждующими племенами хуту и тутси в Центральной Африке. Большинство современных историков винят в этом колониальную политику Бельгии, которая усилила межплеменную рознь, внедрив кастовую систему, в которой тутси, составлявшие меньшинство населения, занимали привилегированное положение. После ухода бельгийцев из Центральной Африки в начале 1960-х годов вспышки насилия и экстремизма стали обычным явлением как в Руанде, так и в Бурунди». 463. Добавим, что этническое меньшинство тутси, являвшихся скотоводами в отличие от хуту – земледельцев, в течение нескольких веков удерживали власть в Руанде.

Впервые хуту пришли к власти в Руанде после обретения страной независимости в 1962 году. Первым президентом независимой Руанды стал Г. Кайибанда, представитель хуту, опиравшийся на партию Республиканское демократическое движение, заявившее о себе как партия освобождения народа хуту (Пармехуту). В начале 1973г. Кайибанда был свергнут в результате военного переворота и власть перешла в руки Национального комитета за мир и национальное единство. В декабре 1978г. была принята новая конституция и проведены президентские выборы. Президентом был избран Ж. Хабиаримана, который переизбирался на этот пост в 1983 и 1988гг. Хуту по национальности, Хабиаримана представлял собой умеренное крыло созданной в 1975г. правящей партии Национально революционное движение. В целом же с самого начала пребывания у власти хуту проводили политику, направленную на истребление и изгнание тутси из Руанды. Было известно, что президент Хабиаримана поддерживался Францией.

Сотни тысяч тутси эмигрировали в Уганду и другие соседние африканские страны, а также в Западную Европу и США. Созданный в Уганде Руандийский патриотический фронт (РПФ), состоявший из представителей тутси, повел борьбу против режима хуту в Кигали, столице Руанды. Тутси исторически поддерживались Бельгией, а во время обострения кризиса – президентом Уганды И. Мусевени, тутси по происхождению.

В результате военных действий, начатых РПФ в 1990 году над режимом хуту в Кигали нависла реальная угроза, и он смог удержаться у власти лишь получив военную поддержку со стороны Франции. 464

22 июня 1993г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 846, в соответствии с которой была учреждена Миссия наблюдателей ООН Уганда-Руанда (МНООНУР). Контингент наблюдателей был размещен на границе со стороны Уганды, чтобы предотвратить поступление военной помощи в Руанду. В августе 1993г. президент Руанды Хабиаримана и руководители РПФ подписали в г. Аруша (Танзания) Мирное соглашение, предусматривавшее создание правительства переходного периода и проведение выборов. Для оказания содействия в выполнении этого соглашения Совет Безопасности учредил в соответствии с резолюцией 872 от 23 сентября 1993г. Миссию ООН по оказанию помощи Руанде (МНООНПР).

В ноябре 1993г. миротворческие силы МНООНПР численностью в 2500 военнослужащих под командованием канадского генерала Р.Делэра прибыли в Руанду. Наиболее подготовленным и хорошо вооруженным в их состава был бельгийский контингент, который хуту сразу же заподозрили в симпатиях к тутси. В январе 1994г. от Делэра в штабквартиру ООН в Нью-Йорке стали поступать сообщения о планах хуту «напасть на бельгийских миротворцев, убивать и вообще уничтожать тутси». Однако, как пишет в своих мемуарах М.Олбрайт, являвшаяся в то время Постоянным представителем США при ООН, эти и другие подобные сообщения «затерялись в лавине информации из других кризисных точек мира» 465

Далее события развивались стремительно. 6 апреля 1994г. самолет, на котором летели президент Хабиаримана и президент Бурунди С. Нтариамире был сбит ракетой на подлете к Кигали. Одновременно боевики хуту устроили военный переворот и свергли гражданские власти. В считанные часы и дни были вырезаны все «умеренные политики» хуту, не принадлежавшие к клану президента, включая премьер-министра, пять министров и председателя конституционного суда. Вслед за этим руководимые экстремистами – хуту отряды милиции приступили к заранее запланированному, по соответствующим спискам, уничтожению тутси. За три недели погибло более 500 тыс. человек, за месяц- 800 тысяч.

В том, что касалось гибели президентского самолета ясности не было: Олбрайт считала, что это было частью плана радикалов- хуту, которые наметили уничтожить умеренных хуту и всех тутси, французы полагали, что самолет был сбит экстремистами тутси, которые хотели спровоцировать хуту и оправдать таким образом собственные «ответные» действия, некоторые «источники» указывали на бельгийцев, американские политики обвиняли всех.

Между тем, тутси, отмобилизованные из соседних стран при решающей поддержке со стороны Уганды и ее президента Мусевени сумели повернуть события в обратном направлении. 4 июля 1994г. они захватили Кигали и установили там свое правительство. Начались массовые аресты и резня хуту. Однако, главным виновником геноцида из руководства хуту удалось скрыться при помощи французских миротворцев, устроивших заслон на пути наступавших тутси. 466

В начале апреля 1994г., сразу же после гибели президентского самолета и начала резни в Кигали бельгийское правительство отозвало из Руанды контингент своих войск и поставило перед США, как своим союзником по НАТО, вопрос о прекращении всех операций ООН в Руанде. 15 апреля 1994г. М. Олбрайт было дано поручение сообщить ООН, что США выступают за «полный и упорядоченный вывод всего персонала миротворческой миссии МНООНПР из Руанды как можно быстрее». 467 Тем самым США умывали руки и фактически оказывались на стороне незаконных властей в Кигали – инициаторов геноцида.

Лидеры многих африканских государств, а также Генеральный секретарь ООН Б. Гали, пытались убедить США пересмотреть свое решение. Но тщетно: контингенты Бельгии, а также Бангладеш покинули Руанду и там оставались лишь 270 военнослужащих из Ганы и Туниса, которые не могли оказывать сколько-нибудь существенного влияния на ситуацию.

Позиция «отстранения» и «невмешательства» США в трагические события в Руанде в апреле 1994г. во многом объяснялась стремлением Вашингтона не допустить повторения того, что произошло в Сомали. Так, согласно президентской директиве РДД-25, явившейся плодом полуторагодовой работы Государственного департамента, Пентагона и Совета национальной безопасности и официально обнародованной 3 мая 1994г., США высказывались в поддержку миротворческих операций ООН, но только при том понимании, что «должна быть четко выстроена структура командования, что такие миссии нужно тщательно планировать, ясно определять мандат миротворческих сил, эффективно его реализовывать и перед решением об участии в них США проводить обстоятельные консультации с Конгрессом». 468

Исходя из этих соображений, США в сущности и не спешили вмешиваться в события, происшедшие в Руанде, из-за чего, по словам Олбрайт, «не удалось предотвратить и остановить массовые убийства». «Возможно,- продолжает Олбрайт,- единственным решением могло быть вмешательство широкой и хорошо вооруженной коалиции под предводительством одной из великих держав, но после Сомали Соединенные Штаты не могли решиться на такой шаг». 469 И далее: «Вмешательство французов абсолютно не устраивало тутси. Бельгийцы не собирались возвращаться в Руанду. Британия уже послала тысячи своих военнослужащих в Боснию.» И наконец: не испытывая «особого энтузиазма» к предложениям об активном вмешательстве миссии ООН в события в Руанде, США «не слишком стремились уговаривать другие страны в ней участвовать». 470

Правда, в середине июня 1994г. Франция все же направила в Руанду 1500 своих солдат, к которым присоединились 500 военнослужащих из Сенегала для охраны созданной по решению Совета Безопасности ООН от 17 мая 1994г. «гуманитарной зоны безопасности» на юго-западе Руанды, куда стекались беженцы и гражданское население. В конце июля прислали свои войска и американцы, чтобы помочь беженцам из Руанды. «Но если сравнить результаты французского и американского вмешательства с геноцидом примерно 800.000 людей, -пишет по этому поводу Олбрайт,- приходится признать, что было сделано слишком мало и слишком поздно. Более того, в лагерях беженцев нередко скрывались экстремисты хуту, которые участвовали в кровавой бойне, а потом бежали в эти лагеря, когда приближались боевики тутси». 471

Нельзя не провести в этой связи и следующее высказывание М.Тэтчер, касающееся роли Франции в событиях в Руанде. Экстрполируя события 1994г. на более позднюю постконфликтную ситуацию в этой стране, она пишет: «В Руанде с проблемами лучше всего может справиться Франция. У нее остались сильные связи с франкоязычным правительством хуту. Именно она вооружала и обучала армию хуту – по некоторым данным, чуть ли не до самого последнего дня. Когда французы в июне 1994 годы ввели в страну свои войска, они прежде всего дали возможность потерпевшим поражение вооруженным экстремистам хуту укрыться на территории Конго». 472

Франко-американская операция, получившая название «Бирюза», закончилась в августе 1994г. и управление зоной было передано МООНПР. Что касается МНООНУР, то Совет Безопасности постепенно сворачивал эту операцию и в сентябре 1994г. наблюдатели покинули район Уганды, где они располагались после событий апреля 1994г.

В июле 1994г. войска Руандийского патриотического фронта полностью овладели контролем над всей территорией страны и вскоре сформировали правительство большинства. Новое правительство заявило о своей верности Мирному соглашению 1993г. и заверило МООНПР, что будет сотрудничать с этой миссией в вопросе возвращения беженцев., при том, что основная масса беженцев-хуту (около 1,2 млн.человек) укрылась в Заире и отчасти в Кении, а беженцев-тутси-в Уганде. К ноябрю 1994г. воинский контингент МООНПР был значительно увеличен, а его функции расширены, включая теперь вопросы обеспечения безопасности и стабильности, оказания гуманитарной помощи и т.п. Однако, новое правительство продолжало с настороженностью относиться к деятельности миротворцев, покинувших Руанду в апреле 1994г., и по его требованию Совет Безопасности ООН в марте 1996г. отозвал МООНПР из Руанды.

В ноябре 1994г. Совет Безопасности ООН учредил Международный Трибунал по Руанде (МТР), хотя и не имел на это необходимых полномочий, как и в случае создания Международного трибунала по бывшей Югославии в 1993г. Предметом рассмотрения МТР, находящегося в г. Аруша (Танзания), является геноцид народности тутси, организованный властями Руанды в 1994г. До недавнего времени деятельность МТР была малоэффективной, что вызывало критику со стороны Кигали. Однако, после замены в 2003г. К.Дель Понте в качестве главного обвинителя МТР и назначения на этот пост Х.Б. Джеллоу (Гамбия) его отношения с руандийскими властями стали более конструктивными.

В мае 2003г. на всенародном референдуме была принята новая конституция Руанды. В стране были проведены президентские и парламентские выборы, создано правительство национального единства. Конституция содержит много положений и специальную статью, посвященных борьбе против геноцида. Политическим партиям страны запрещено «отождествлять себя с расовыми, этническими, клановыми … элементами, могущими служить основой дискриминации». 473

В статье в «Международной жизни», посвященной десятилетию трагических событий в Руанде, посол РФ в Руанде А.Г. Дульян замечает, что руандийцы извлекли определенные уроки из тяжелой страницы своей истории – геноцида 1994г. Рассказывая, в основном, о внутренних причинах геноцида в Руанде, посол к сожалению оставляет в стороне факты вмешательства извне в события 1994г. в этой стране. Однако, в конце статьи он бросает ремарку, которая дорого стоит: «Разумеется,- пишет Дульян,- в случае с руандийским геноцидом, как и в других конфликтных ситуациях в Африке, не обошлось без воздействия внешних сил, в частности, различных ТНК, как мухи на мед слетающихся к сказочно богатым природными ресурсами регионам этого континента. Ясно, что разделяя народы, натравливая одни этнические группы на другие, можно небезуспешно вылавливать в мутной воде баснословные прибыли. К этому примешиваются и столь же очевидные геостратегические интересы ряда влиятельных стран, пытающихся в контексте пертурбаций, подобных руандийской трагедии, перераспределять сферы влияния в стратегически важном регионе». 474 Добавим к этому, что трагические события в Сомали и Руанде достаточно ярко высветили и подлинную сущность так называемых «гуманитарных интервенций» и «гуманитарной помощи», как важных механизмов для продвижения своего влияния и установления неоколониалистского господства на трех континентах. Эти события раскрыли также и действительное отношение США и других империалистических держав к ООН, как организации, которую они стремятся либо игнорировать, либо использовать в собственных корыстных интересах.

Концепция борьбы против «тоталитаризма». Операция ООН в Гаити

Жизнь показывает, что пользуясь разрушением Советского Союза, империалистические державы повели фронтальное наступление на основополагающие принципы Устава ООН и нормы международного права. Все более концентрированным нападкам в этом контексте подвергается принцип невмешательства ООН во внутренние дела государств. Чтобы подорвать действенность этого принципа, в ход пускаются любые предлоги – от необходимости предотвращения гуманитарной катастрофы до урегулирования этнических, религиозных и иных конфликтов, от подавления актов международного терроризма до постконфликтного миростроительства и внедрения «демократии». ООН пытаются вовлечь в любые, в том числе военные авантюры, если это выгодно империализму, в акции, направленные на свержение неугодных и приведение к власти марионеточных режимов, готовых служить империализму верой и правдой.

В стремлении использовать ООН для достижения своих неблаговидных целей империализм, наряду с концепцией гуманитарной интервенции все чаще прибегает к лозунгам борьбы против «тоталитаризма» и «деспотизма», за демократию, стабильность и процветание. При этом «тотальными» и «деспотичными» объявляются не только коммунистические и народно-революционные режимы, но и прогнившие, расистские и прочие античеловеческие режимы, которые самим своим возникновением, а порою и многолетним пребыванием у власти обязаны капитализму-империализму. В Вашингтоне и других западных столицах вынуждены считаться с тем, что исправно выполняя предназначенные им репрессивные функции, реакционные режимы одновременно унавоживают почву для грядущих социальных революций. Поэтому не приходится удивляться, что наступает время, когда империализм, размахивая знаменем демократии, а нередко ссылаясь и на Устав ООН, не задумываясь попирает собственных детей ради продления своего явно затянувшегося существования.

Применительно к исследуемой проблематике это можно наглядно проиллюстрировать на примере политики США в отношении Гаити, этой одной из самых бедных стран Латинской Америки. Почти двести лет, с 1492 по 1677 гг. Гаити была колонией Испании, а затем Франции. В 1804г. первой из латиноамериканских стран она добилась независимости. С 1915 по 1934гг. находилась под оккупацией США. В 1957г. президентом Гаити стал тесно сотрудничавший с США Ф.Дювалье («Папа Док»), объявивший себя в 1964г. «пожизненным президентом». В стране был установлен режим жесточайшего террора и насилия. В 1971г. после смерти диктатора пост президента перешел к его не менее зловещему сыну Ж.-К. Дювалье («Бэби Док»), который в июле 1985г. в результате инспирированного «референдума» также стал «пожизненным президентом».

Однако, уже в феврале 1986г. восстание народных масс свергло династию Дювалье, и «Бэби Док» бежал за границу. Последовавшая за этим чреда военных переворотов не дала желаемых результатов для США и в стремлении упрочить свои позиции в Гаити в Вашингтоне сделали было ставку на победившего в декабре 1990г. на первых в истории страны «свободных выборах» священника Ж.-Б. Аристида, возглавившего блок левых партий – Национальный фронт за демократию и перемены.

Своей победой на выборах, как пишет М. Олбрайт в своих мемуарах, Аристид был обязан тем, что он выступал за «радикальные перемены» и «стал подлинным героем для бедных» 475 Не исключено, что с целью сделать Аристида более «благоразумным» и податливым США дали ему «порулить» всего несколько месяцев, закрыв глаза на организованный в 1991г. генерал-лейтенантом Р. Седрасом военный переворот, который завершился свержением Аристида и его бегством в США. Американские СМИ сразу же превратили Аристида в живой символ демократии, а администрация Клинтона начала кампанию за его возвращение к власти в Гаити. К этой кампании были оперативно подключены ООН, а также Организация американских государств. (ОАГ).

Вовлечение ООН в развернувшиеся события началось еще в 1990г., когда очередное «временное правительство» Гаити обратилось с просьбой к этой международной организации взять под контроль проведение первых в стране «свободных» выборов президента. Тогда в страну была направлена Группа наблюдателей ООН за выборами на Гаити, которая следила за подготовкой и проведением выборов, приведших к власти Аристида.

3 июля 1993г. при посредничестве Специального посланника Генерального секретаря ООН на Гаити Д. Капуто, получившего также статус специального эмиссара ОАГ, в Нью-Йорке на Губернаторском острове между гаитянскими сторонами было подписано соглашение, по которому генерал Седрас пообещал «воспользоваться своим правом уйти в отставку» и позволить Аристиду вернуться к власти.476 Для содействия выполнению этого соглашения, а также для оказания помощи в модернизации вооруженных сил Гаити и создании новых полицейских сил Совет Безопасности ООН резолюцией 867 от 23 сентября 1993г. учредил Миссию ООН в Гаити (МООНГ). Совет также отменил эмбарго, введенное им в июне 1993г. на торговлю нефтью и оружием с Гаити.

В том же 1993 году в стране начала действовать направленная туда по просьбе Аристида Международная гражданская миссия в Гаити (МГМГ), которая выполняла задачу по контролю за соблюдением прав человека в этой стране. Миссия осуществлялась совместными усилиями ООН и ОАГ.

Военная хунта во главе с Седрасом не собиралась, однако, уходить от власти и более того стала открыто чинить препятствия направлению в Гаити американских специалистов, которые по соглашению, подписанному еще в июле 1992г. должны были помочь хунте реорганизовать гаитянскую армию. Военный корабль США с американскими и канадскими специалистами на борту, появившийся на рейде Порт-о-Пренса, столицы Гаити, 11 октября 1993г., т.е. меньше, чем через неделю после гибели американских рейнджеров в Могадишо, простояв два дня, так и не получил разрешения властей причалить к берегу, где к тому же стояли толпы гаитян, вооруженных палками и размахивавших плакатами «Вспомните Могадишо!». Ко всему этому военная хунта по существу не позволила МООНГ и МГМГ развернуть свою деятельность, а в октябре 1993г. эти миссии были высланы из страны.

В этих условиях в Вашингтоне было принято решение «свергнуть незаконный режим» в Гаити путем прямой вооруженной интервенции и направления туда с этой целью «коалиционных сил» под командованием США. Предполагалось, что после свержения хунты в страну войдет «небольшой контингент ООН», на что Генеральный секретарь ООН давал свое предварительное согласие.

Весь июль 1994г. М. Олбрайт провела, по ее словам, «убеждая Совет Безопасности ООН санкционировать «применение всех необходимых мер» (то есть, на дипломатическом жаргоне – силы) для восстановления демократии на Гаити, свержения Седраса и возвращения Аристида.»477 Основные препятствия на этом пути Олбрайт не без труда, но все же преодолела: значительная часть латиноамериканских стран так или иначе склонились к поддержке интервенции; удалось – убедить и Аристида, который сначала довольно энергично протестовал против применения силы; Постоянный представитель России при ООН Ю. Воронцов, намекавший, что «поддержка этой акции со стороны России будет зависеть от того, поддержат ли США российские планы в Грузии», в конце концов «неохотно заявил, что Россия не будет препятствовать нашим планам». 478 В Вашингтоне удалось также преодолеть сопротивление специалистов Минобороны, Госдепартамента и ЦРУ, которые «не доверяли радикалу Аристиду и не хотели рисковать жизнями американцев, чтобы вернуть ему власть». 479 Еще раньше по настоянию американцев Совет Безопасности ООН принял решение о возобновлении против Гаити экономических санкций. Дополнительно вводилось эмбарго на торговлю всеми товарами, за исключением медикаментов и продуктов.

30 июля 1994г. Совет Безопасности ООН 13 голосами «за» при двух воздержавшихся (КНР и Бразилия) принял резолюцию, которой уполномочил государства- члены ООН сформировать многонациональные силы и использовать «все необходимые средства» для устранения военных лидеров Гаити и возврата страны к «демократическому правлению». Было также решено, что как только будет обеспечена безопасная и стабильная обстановка, полномочия многонациональных сил возьмет на себя МООНГ. Комментируя это решение, Олбрайт отмечает, что «впервые в своей истории Совет Безопасности дал Соединенным Штатам право на вторжение в другую страну в нашем (т.е. Западном – Авт.) полушарии».480

В начале октября 1994г. – многонациональные вооруженные силы, численностью в 20.000 человек, руководство которыми осуществляли США, были развернуты в Гаити, а вслед за ними прибыла и передовая группа МООНГ. Генерал Седрас вышел в отставку и покинул Гаити. 15 октября 1994г. Аристид вернулся в Гаити, и на следующий день Совет Безопасности ООН снял эмбарго. Возобновила свою деятельность по контролю и соблюдению прав человека и МНМГ.

К концу 1994г. в Гаити была полностью развернута МООНГ, к которой по решению Совета Безопасности ООН перешли полномочия многосторонних сил. Сформированная из контингентов 34 стран мира, МООНГ насчитывала около 7 тыс. человек, из них около 850 – полицейских, в том числе 5 человек из России. Мандат миссии был пересмотрен и включал теперь обязательства оказывать помощь демократическому правительству Гаити в поддержании безопасной и стабильной обстановки, созданной на этапе использования многонациональных сил, а также в охране международного персонала и ключевых объектов, в переводе вооруженных сил Гаити на профессиональную основу и в формировании отдельных полицейских сил. Кроме того, МООНГ должна была помогать новым властям Гаити в создании условий, способствующих организации свободных и справедливых выборов в законодательные органы. 481. МООНГ полностью приступила к осуществлению своих функций 31 марта 1995г.

Возобновив свою деятельность в качестве президента Гаити, Аристид поначалу послушно выполнял роль, отведенную ему США. Однако, недоверие к нему в Вашингтоне продолжало давать о себе знать и после года пребывания у власти он ушел в отставку, не пытаясь даже переизбраться на выборах в декабре 1995г. В третий раз Аристид пришел к власти в 2000г., победив своих соперников на очередных выборах. Попытка организованного против него в 2002г. переворота потерпела провал и Аристид вынужден был прибегнуть к репрессиям. В 2003 году Аристид отменил парламентские выборы и, распустив парламент после окончания полномочий депутатов, стал править единолично. В ответ оппозиция, получившая поддержку из Вашингтона, спровоцировала массовые беспорядки в Порт-о-Пренсе и 29 февраля 2004г. после некоторых колебаний Аристид подал в отставку и покинул страну. В тот же день президент США Буш отдал приказ отправить в Гаити для «поддержания порядка» отряд морских пехотинцев. И только постфактум американская дипломатия начала консультации в Совете Безопасности ООН с целью получения соответствующего мандата на эту операцию.

К тому времени, а точнее еще в конце июня 1996г. деятельность МООНГ была прекращена. С августа по ноябрь 1997г. в Гаити по решению Совета Безопасности ООН (резолюция 1123 от 30 июля 1997г.) действовала так называемая Переходная миссия ООН в Гаити, которая содействовала созданию в стране «эффективных полицейских сил» для «укрепления демократии и восстановления системы правосудия». В ноябре 1997г. Совет Безопасности постановил (резолюция 1141 от 28 ноября) создать Гражданскую полицейскую миссию ООН в Гаити (ГПМООНГ), чтобы продолжить оказание правительству Гаити помощи в переводе гаитянской национальной полиции на профессиональную основу. Международные полицейские силы в Гаите получили право на ношение оружия для «самообороны».

29 февраля 2004г. по инициативе США и Канады Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1529, которой санкционировал развертывание Многонациональных временных сил (МВС) в Гаити. Совет заявил о своей готовности учредить в дальнейшем стабилизационные силы для содействия мирному и конституционному процессу после ухода в отставку и выезда из страны Аристида.

30 апреля 2004г. резолюцией 1542 Совета Безопасности ООН была учреждена Миссия ООН по стабилизации в Гаити (МООНСГ), в состав которой на 30 апреля 2006г. входило 6.703 военнослужащих, 191 военных наблюдателя, 707 гражданских полицейских, 335 международных гражданских и 392 местных гражданских служащих и 200 добровольцев ООН, с бюджетом с июня 2005г. по июнь 2006г. примерно в 438 млн.долларов.482 МООНСГ были переданы все полномочия МВС. На МООНСГ возлагались обязанности поддерживать очередное «переходное» правительство Гаити, обеспечивать в стране безопасную и стабильную обстановку, поддерживать конституционные и политический процесс в Гаити, содействовать становлению принципов демократического и организационного развития и т.д. и т.п.

В целом события в Гаити с 1990г. по настоящее время подтвердили известную истину: для Вашингтона не важно, насколько демократичен тот или иной режим в Латинской Америке, как, впрочем, и на других континентах, главное, чтобы он и его политика в полной мере отвечали «национальным интересам» США. Этот же критерий полностью относится к оценке Вашингтоном тех или иных действий ООН в области поддержания международного мира и безопасности.

Характерные признания на этот счет в последнее время можно услышать и из уст весьма высокопоставленных представителей чиновников из непосредственного окружения Генерального секретаря ООН. Так, выступая в июне 2006г. на конференции в Нью-Йорке по вопросам мирового лидерства, заместитель Генерального секретаря ООН англичанин М. Браун, которого называют «правой рукой» К. Аннана, заявил, что Вашингтон использует ООН «в качестве дипломатического инструмента» для продавливания выгодных ему решений и что такая политика ведет к «ослаблению международных институтов». При этом попытка Постоянного представителя США при ООН Дж. Болтона надавить на К. Аннана и заставить его призвать к порядку своего заместителя дала обратный эффект : Генеральный секретарь ООН через своего официального представителя выразил полную поддержку всем высказанным М. Брауном замечаниям. Сам же Браун некоторое время спустя, реагируя на поднявшуюся шумиху, назвал свои заявления «искренней и конструктивной критикой американской политики» со стороны «самого проамериканского сотрудника ООН». 483

Несомненно, что активное использование США и другими империалистическими державами всевозможных услуг ООН, в том числе и ее возможностей в качестве «дипломатического инструмента», - это лишь одно из многих проявлений общего экспансионистского курса империализма в международных отношениях. На современном этапе мирового развития, когда империализм сталкивается с нехваткой ресурсов для своей экспансии, когда борьба за новый передел сфер влияния, в особенности за овладение богатейшими ресурсами «третьего мира», приобретает все больший размах и резко повышает уровень конфликтности и военных столкновений в этих регионах, вопрос о пользе взаимодействия с ООН на этом направлении постоянно находится в поле зрения ведущих держав империализма.

После распада колониальной системы империализма и обретения независимости народами Азии, Африки и Латинской Америки беспрепятственный доступ империализма к ресурсам «трех континентов» был значительно ограничен, а в некоторых странах и регионах серьезно подорван, если не сведен к нулевой отметке. Укрепление взаимовыгодного сотрудничества развивающихся стран с Советским Союзом и другими государствами социалистической системы грозило положить конец и политике неоколониализма, к которой стал прибегать империализм, совершенствуя методы эксплуатации и ограбления освободившихся государств, противопоставляя их друг другу, втягивая их в свои военные союзы и блоки. Разрушение Советского Союза сопровождалось подрывом основ социалистической ориентации многих государств «третьего мира», придало сил никогда не утихавшей империалистической пропаганде «западных ценностей», рассчитанной на массовое потребление в странах Азии, Африки и Латинской Америки, надолго повергло в смятение коммунистическое и рабочее движение в этих исторически еще совсем недавно заповедных зонах колониализма и неоколониализма.

Разжигаемые Западом, на поверхность всплыли этнические, расовые, религиозные и чуть ли не племенные противоречия, которые незамедлительно были провозглашены империалистической пропагандой первопричиной и основой основ международных и иных конфликтов в «третьем мире». И эта глубоко антинаучная, а по сути провокационная кампания, умело направляемая пропагандистскими центрами Запада, пошла гулять по белу свету, сбивая с толку миллионы неискушенных в политике людей. Свою лепту в это недостойное дело внесли и многие, считавшие себя марксистами ученые, оказавшиеся на деле беспринципными приспособленцами и инструментами в руках империалистической пропаганды.

Неудивительно, что тезис об этнических, расовых и религиозных конфликтах, как представляющих «новую угрозу» международному миру и безопасности в той или иной форме нашел свое отражение в многочисленных заявлениях Генерального секретаря ООН, а также в его докладах Совету Безопасности, начиная с доклада «Повестка дня для мира», представленного на заседании Совета на высшем уровне в январе 1992г. Так, в предисловии к информационному справочнику об ООН за 1998г. К. Аннан утверждает, что окончание «холодной войны» вызвало не только «националистическую», но и «этническую напряженность, которая продолжает провоцировать войну и доводит миллионы людей до нищеты». 484

Конечно, Генерального секретаря ООН трудно заподозрить в непонимании того, что именно колонизаторская и неоколонизаторская политика империалистических держав, а отнюдь не этнические и религиозные разногласия лежат в основе того плачевного состояния, в котором находится большинство развивающихся государств, в особенности в Африке. В этом отношении взгляды К. Аннана, выраженные и многократно подтвержденные, в том числе в документах ООН, не имеют, скажем, ничего общего с появившимися в последние годы на Западе, как и в России, замшелыми теориями и концепциями о так называемой «позитивной» роли и «цивилизаторской миссии» колониализма. И все же излишнее подчеркивание этнического, религиозного и расового факторов при умалении фактора империалистического господства серьезно искажает общую картину и дает пищу для оправдания «гуманитарных интервенций», агрессий и открытого вмешательства империализма в странах "третьего мира". Понятно, что такой подход значительно облегчает империализму и использование всевозможных услуг ООН для достижения своих целей в Азии, Африке и Латинской Америке.

ООН и политика неоколониализма в Африке.

Бросая общий взгляд на развитие современных международных отношений, нельзя не заметить, что в последние годы наиболее «конфликтогенным» континентом становится Африка. Огромные природные, в том числе энергетические, ресурсы этого континента всегда привлекали внимание колонизаторов и неоколонизаторов, а теперь оно неизмеримо возросло. В особенности это касается африканской нефти, учитывая сохранение крайне напряженной обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, а также нарастание антиимпериалистических тенденций в Латинской Америке, откуда США и другие империалистические державы получают львиную долю поставок этого важнейшего энергетического сырья.

Доказанные запасы нефти в Африке составляют 75,4 млрд. баррелей, что составляет 7,1 процентов их общемирового объема. Соответствующие цифры по природному газу – 10, 2 трлн. куб. м 7 процентов. В 2005 году в Африке было добыто 2,8 млрд. баррелей нефти и 101,2 млрд. куб.м. газа, что составляет 10,2 и 4,5 процента их мирового производства. При этом за последние десять лет добыча нефти в Африке увеличилась на 35 процентов, а газа – более чем на 75 процентов. В ближайшее десятилетие добыча нефти и газа в Африке способна увеличится еще на 50 процентов. 485

По данным Министерства энергетики США удельная доля тропической Африки в мировом импорте нефти, составлявшая в 2000 году менее 9 процентов, через десять лет возрастет до 28-30 процентов. Считается, что это увеличение будет происходить в основном за счет стран Гвинейского залива (Нигерии, Анголы и Экваториальной Гвинеи), которые уже к 2010 году будут способны обеспечивать до 80 процентов добычи нефти в государствах к югу от Сахары. Кроме того, судя по новейшим исследованиям, весьма перспективны и нефтеносные районы в Сахельской зоне (Алжир, Тунис, Чад, Нигер, Мавритания). Не случайно, что уже сейчас только США по различным оценкам, тратят на разведку и добычу африканской нефти и газа от 67 до 75 процентов от суммы своих инвестиционных вложений в Африку. 486

Известно, что среди других континентов Африка занимает третье место по запасам нефти и газа, а также железной руды и ртути, второе место по запасам руд меди, урана, асбеста, сурьмы, бериллия, графита и первое – по запасам руд марганца, бокситов, хромитов, золота, платиноидов, кобальта, ванадия, алмазов, фосфоритов и флюорита. Значительны также запасы руд титана, никеля, висмута, лития, тантала, ниобия, олова, вольфрама, драгоценных камней и других полезных ископаемых. Африка располагает большими запасами гидроэнергии и занимает значимое место в мировых ресурсах леса. 487

В стремлении обеспечить и гарантировать на будущее доступ ко всем этим богатствам империалистические державы с самого начала взяли курс на насаждение в африканских независимых государствах подконтрольных им политических режимов, будь то «диктаторских» или «демократических». Так в течение нескольких десятилетий они поддерживали режим апартеида в ЮАР, преступную военно-политическую диктатуру Мобуту в Заире, внешне «демократические», но по сути тоталитарные, тесно связанные с колонизаторами режимы в Нигерии, Кот-д’ Ивуаре, Либерии, Сьерра-Леоне, Сенегале, Малави и других африканских государствах. Одновременно они вели тайную и открытую, беспощадную и неослабную борьбу за свержение неприемлемых для них антиимпериалистических режимов в Египте и Ливии, в Анголе и Мозамбике, в Гвинее и Гвинее-Бисау, в Эфиопии и Сомали, в Танзании и Замбии, в Зимбабве и Намибии.

Устанавливая колониальный режим в Африке, империалистические державы позаботились о том, чтобы границы подвластных им территорий не имели ничего общего с естественными, историческими границами проживания африканских народов. Почти половина границ в Африке была проведена по меридианам и параллелям и еще одна треть – по прямым и дугообразным линиям, в результате чего были намеренно созданы условия для межэтнических распрей и противоречий, которые колонизаторы с самого начала использовали для ослабления борьбы африканских народов за свою независимость. Африканская цивилизация сознательно и планомерно разрушалась, сопротивление подавлялось военной силой, сотни тысяч рабов вывозились в Америку, выдающиеся деятели национально-освободительного движения бросались в тюрьмы и уничтожались.

Тяжелое наследие колониализма, политика неоколониализма и грабеж африканских стран, чинимый транснациональными монополиями – таковы и сегодня главные причины бедственного положения населения Африки. На специальном заседании Совета Безопасности ООН и на LII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1997г., рассматривавших ситуацию в Африке к югу от Сахары, отмечалось, что из 48 наиболее бедных государств мира – 33 африканских. Из 500 миллионов жителей континента 262 миллиона получают доход менее одного доллара в день, 290 миллионов неграмотны, 200 миллионов лишены медицинского обслуживания и 274 миллиона не имеют доступ к источникам чистой питьевой воды. Отметим также, что голод и безработица по-прежнему терзают десятки африканских стран. Африка стала регионом, где сосредоточена более половины всех беженцев и перемещенных лиц. К этому добавилась эпидемия СПИДа, занесенная в Африку, как полагают многие, из секретных лабораторий США. 488

«Континентом, сильнее других страдающим от нищеты, является Африка,- говорится в представленном на рассмотрение юбилейной LX сессии Генеральной Ассамблеи ООН (2005г.) докладе Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам.- В странах Африки к югу от Сахары средняя предполагаемая продолжительность жизни за период с 1990г. снизилась с 50 до 46 лет. Если в странах развитого мира, показатель смертности детей в возрасте до пяти лет составляет менее одного на сто человек, в большинстве стран Африки к югу от Сахары этот показатель составляет один на десять, а в 14 странах – один на пять. В странах Африки к югу от Сахары с 1990г. увеличилось число людей, имеющих доход менее одного доллара в день». 489

Нередко утверждается, что поскольку со времени обретения независимости африканскими странами прошло более 50 лет, то и основная вина за тяжелое положение населения континента должна быть возложена на правящие режимы в этих странах. Проводятся и факты, свидетельствующие о некомпетенции этих режимов, амбициозности их лидеров, безудержной коррупции и т.п. Отрицать все эти негативные явления невозможно. Однако следует спросить, кто поставил у власти такие режимы, кто десятилетиями их пестовал и поддерживал, кто разжигал гражданские войны и конфликты? А уж если говорить об ущербе, нанесенном колонизаторами африканским народам, то напомним хотя бы о том, что на состоявшейся под эгидой ООН в сентябре 2000г. в г. Дурбан (ЮАР) международной конференции «Мир против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости», развивающиеся страны потребовали от США официальных извинений за «трансатлантическую работорговлю» и согласия выплатить десятки миллиардов долларов «репараций» афроамериканцам за совершенные предками нынешних белых граждан США «преступления против человечности». Как известно, США демонстративно отказались от участия в этой конференции.

Раздающиеся по адресу независимых африканских государств упреки в их мнимой неспособности достигнуть ощутимого прогресса в своем развитии тем более неуместны и провокационны, что за те же истекшие 50 с лишним лет жизнь показала полную несостоятельность многочисленных программ экономической помощи Африке, которые разрабатывались странами Запада и осуществлялись под их контролем. То, что эти программы носили и носят грабительский неоколониалистский характер в Африке хорошо известно. По сути дела, эти программы навязывались и навязываются африканским странам, которые не имея лучшей альтернативы, оказываются вынужденными принимать их под диктатом транснациональных монополий. Жесткий и постоянный диктат подчас искусно прикрывается авторитетом ООН и других международных организаций, тем более, что их собственные программы помощи развивающимся странам, как правило, тесно увязываются с неоколониалистской стратегией Запада, осуществляемой, стараниями СМИ, под лозунгами гуманизма, демократии и обеспечения прав человека.

Недостатка в количестве программ помощи по линии ООН и других связанных с ней международных организаций Африка не испытывает, тем более, что, учитывая сложившиеся на континенте критические социально-экономические условия, Африка объявлена приоритетом ООН. Еще в 1986г. Генеральная Ассамблея ООН на своей Специальной сессии по Африке приняла Программу действий по экономическому подъему и развитию Африки на 1986-1990гг., за которой в 1991 году последовала одобренная Генеральной Ассамблеей Новая повестка дня развития Африки на 90-е годы. В 1986г. Генеральная Ассамблея ООН выступила со Специальной инициативой по Африке в рамках всей системы ООН для содействия ускорению развития Африки на десятилетие вплоть до 2005г. Особые нужды Африки признаны в Декларации тысячелетия, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 8 сентября 2000г. Наконец, повышенное внимание Африке уделяется во всех разделах Доклада Генерального секретаря ООН «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека», представленном на рассмотрении юбилейной LX сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2005г.

В рамках ООН для Африки разрабатывается немало специальных программ: по проблемам внешнего долга африканских стран и его обслуживания, по вопросам увеличения прямых иностранных инвестиций и повышения способности этих стран строить свою экономику, по поискам решения проблемы нехватки внутренних ресурсов для развития и облегчения интеграции африканских стран в региональную и мировую торговлю и пр. В основном на Африку рассчитаны программы ООН по оказанию помощи наиболее развитым странам, как и программы Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

В Декларации тысячелетия государства-члены ООН заявили о своей решимости сократить вдвое к 2015 году долю населения земного шара, имеющего доход менее одного доллара в день и долю населения, страдающего от голода. 490 Однако, эта задача явно не поддается решению. И как справедливо отмечается в статье кандидата исторических наук Ю. Кораблева в «Международной жизни», озаглавленной «Африка. Борьба за выживание в условиях глобализации», связано это отнюдь «не с военно-политическими кризисами или плохим управлением, а с целенаправленной политикой развитых стран, которая в свое время достаточно четко определялась как неоколониальная». 491

По приводимым в статье оценкам из специального доклада Конференции по торговле и развитию (ЮНКТАД) об экономическом развитии Африки, составленного авторитетными экспертами ООН, «мы имеем дело с искусственно созданными неблагоприятными для Африки условиями, при которых из каждого доллара, поступившего в Африку из другой части мира, 25 центов уходит на погашение процентов за кредит либо в качестве дохода иностранного инвестора, более 30 центов – в качестве утечки капиталов или на создание резервов, а 51 цент теряется вследствие ухудшения торговых условий». 492 То есть получается, что реально ресурсы Африки перекачиваются в другие страны, а не служат целям развития.

О механизме неоколониальной эксплуатации, приведшей за последние десятилетия к экономической деградации, деиндустриализации и снижению доходов на душу населения в странах Африки, подробно пишет в своих книгах лауреат Нобелевской премии 2001г. по экономике Джозеф Стиглиц, возглавлявший в свое время Комитет экономических советников при президенте США Б. Клинтоне, работавший в качестве главного экономиста во Всемирном банке и ныне являющийся руководителем кафедры экономики в Колумбийском университете. Механизм этот достаточно прост: на вершине стоит «Большая семерка» (США, Япония, Германия, Канада, Италия, Франция, Великобритания), которая обеспечивает с помощью «коллективной воли», а точнее – воли Вашингтона, руководство над двумя Специализированными учреждениями ООН - Всемирным банком и Международным валютным фондом (МВФ), находящимися, как пишет Стиглиц, в течение последних двух десятилетий «в центре принятия решений по главным экономическим проблемам». 493

Показательно, что хотя сегодня почти вся деятельность МВФ и Всемирного банка сосредоточена на развивающихся странах, их руководство состоит из представителей развитых стран (по традиции и молчаливому соглашению главой МВФ всегда является европеец, а Всемирного банка- американец). Их выбирают за закрытыми дверями, и еще не было случая, чтобы от такого главы требовался опыт работы в развивающемся мире. В результате, эти институты, пишет Стиглиц, «не являются представительными с точки зрения наций, которым они служат». Да и «командуют парадом» там основные развитые страны, причем в МВФ только одна страна – США обладает фактически правом вето.

По наблюдениям Стиглица, наибольшие изменения произошли во Всемирном банке и МВФ в 80-е годы, когда Р. Рейган в США и М. Тэтчер в Великобритании «проповедовали идеологию свободного рынка». С тех пор Всемирный банк и МВФ стали «новыми миссионерскими институтами, через которые эти идеи проталкивались в сопротивляющиеся, но испытывающие острую нужду в кредитах и грантах бедные страны». И далее: «Министерства финансов бедных стран были готовы принять новую веру, если это требовалось для получения фондов, невзирая на то, что подавляющее большинство государственных чиновников и, более того, население этих стран чаще всего продолжали сомневаться в необходимости предлагаемых мер». 494 Меры эти хорошо известны: таможенные преграды, усложняющие для развивающихся стран механизм разрешения споров с Всемирной торговой организацией (ВТО), сохраняющиеся дотации на сельскохозяйственную продукцию развитых стран, применение к развивающимся странам требований законодательства об интеллектуальной собственности, принятого в западных государствах и т.п.

В том, что касается кредитов, предоставляемых Всемирным банком и МВФ развивающимся странам, то в этом отношении интересен приводимый Д. Стиглицем пример с Демократической Республикой Конго (ДРК). Он пишет: «Когда МВФ и Всемирный банк давали кредиты печально известному правителю ДРК Мобуту, они знали (или должны были знать), что большая часть денег не будет использована для помощи бедным людям, а послужит обогащению лично Мобуту. Деньги были выплачены для обеспечения того, чтобы этот коррумпированный лидер придерживался союза с Западом». 495

Стремясь замаскировать грабительский характер своей политики в Африке, западные державы всячески рекламируют принятое на встрече «Большой восьмерки» в Глениглсе (Шотландия) в июле 2005г. решение о списании долгов 18 беднейшим странам мира, из которых 14 – африканских, на общую сумму в 40 млрд. долларов, при том, что в будущем обещано увеличить эту сумму до 55 млрд. долларов. Однако, даже буржуазные эксперты считают, что это акция реально не улучшит положение беднейших стран, так как через некоторое время обстоятельства вновь заставят их залезть в непомерные долги. К тому же списанные долги составляют лишь десятую часть суммы, необходимой для реализации программы ООН по сокращению уровня бедности к 2015 году.

Вместе с тем нельзя не обратить внимания на то, что справедливо критикуя политику «списания долгов» беднейшим странам, буржуазные ученые пытаются доказать эффективность предлагаемого ими «кардинального» метода решения этой проблемы, а именно такого изменения всей международной политики, при котором развитые страны сокращали бы дотации различным отраслям своей экономики и одновременно открывали бы свои рынки развивающимся странам. Джозеф Стиглиц в своей новой книге «Справедливая торговля для всех», изданной в 2005г., идет дальше, полагая, что следует вернуться к опробованным развитыми странами методам, которые они использовали на ранних этапах экономической истории, имея в виду, что следует начать либерализацию торговли с развитых стран и побудить их отказаться от давления на развивающийся мир. 496 Ясно, однако, что в данном случае речь идет о сущих иллюзиях, ибо осуществление предлагаемых мер затронуло бы саму империалистическую систему эксплуатации, от которой Запад никогда добровольно не откажется.

В этой же связи, заметим, что не менее иллюзорной является и программа Генерального секретаря ООН из шести пунктов, предложенная им к рассмотрению на LX юбилейной сессии ООН: сокращение к 2015 году вдвое масштабов крайней нищеты и голода во всем мире, а также числа людей, не имеющих доступа к безопасной питьевой воде; обеспечение всеобщего охвата начальным образованием; ликвидация неравенства мужчин и женщин на всех уровнях образования; сокращение на две трети показателя детской смертности и на три четверти – показателя материнской смертности; обращение вспять тенденции к распространению ВИЧ/ СПИДа, малярии и других заболеваний; прекращение развития тенденций к истощению экологических ресурсов. 497

Решение всех названных К. Аннаном действительно важных для Африки проблем в расчете на щедрость империалистов представляется тем более сомнительным, что Запад постоянно нарушает взятые на себя обязательства по борьбе с бедностью. Так, профессор Колумбийского университета, небезызвестный в России Джеффри Сакс, возглавлявший трехлетний проект ООН – Millennium, представляя в 2005 г. итоговый доклад Генеральному секретарю ООН о проделанной работе, заявил, что правительства самых богатых государств выделили гораздо меньше средств на борьбу с бедностью, чем обещали ООН на Саммите тысячелетия в 2000 году. Тогда для борьбы с бедностью они обязались отчислить 0,7 процента от ВНП, но в 2005 году эта цифра составила лишь 0,25 процента. США, самая богатая страна в мире, обеспечивают выделение средств на эти цели и того меньше – лишь 0,15 процента своего ВНП. По словам Сакса правительства, международные организации помощи развивающимся странам, в том числе Всемирный банк и МВФ за пять лет даже не разработали стратегии выполнения задач, поставленных на Саммите тысячелетия в 2000 году. 498

В том же, что касается проблемы задолженности беднейших стран Африки, то и в количественном отношении она трудно поддается решению. Достаточно сказать, что на состоявшейся в начале июля 2005г. в г. Сирт (Ливия) встрече лидеров стран Африканского союза было принято обращение к встрече «Большой восьмерки» в Глениглсе с призывом простить африканским странам все 350 млрд. долларов долга, начисленного им империалистами. Однако, как уже отмечалось, пока что речь идет лишь о сумме в 40 млрд. долларов, притом для всех беднейших стран мира, а не только африканских. Кстати, из этой суммы Россия согласилась списать 2, 2 млрд. долларов. 499

На встрече в Сирте, между тем, дело не ограничилось требованиями полного списания африканского долга. Ливийский лидер Муамар Каддафи обратился к африканским странам с призывом «перестать ходить с протянутой рукой» «Попрошайничество,- заявил он,- не создаст будущего для Африки, - напротив, оно увеличит пропасть между сильными и слабыми». Каддафи подчеркнул, что Африка должна решать свои проблемы не с помощью Запада, а объединив все страны континента в единое панафриканское государство. 500

Знаменательным событием в истории современной Африки явилась ликвидация апартеида в ЮАР и приход к власти в этой крупнейшей стране континента Африканского Национального Конгресса во главе с выдающимся борцом за свободу Африки Н. Манделой, избранным в апреле 1994г. президентом ЮАР. Активное участие ЮАР в Организации африканского единства в некоторой степени помешало развитию тяжелейших последствий, которые имели для Африки разрушение Советского Союза и поражение социализма в СССР и ряде других стран. Антиимпериалистическая направленность в политике многих независимых африканских государств сохранилась, хотя и приобрела в условиях нарастания диктата и угроз со стороны империализма более сдержанный и умеренный характер. К югу от Сахары продолжают существовать и действовать антиимпериалистические режимы в ЮАР, Зимбабве, Намибии, Анголе и ряде других стран.

Определенные импульсы для развития независимых африканских государств дала принятая LV сессией Генеральной Ассамблеи ООН (2000г.) Декларация тысячелетия ООН, которая содержит специальный раздел «Удовлетворение особых потребностей Африки». В соответствии с Декларацией государства-члены ООН обязаны помогать африканцам в их борьбе за прочный мир, искоренение нищеты и устойчивое развитие. Государства-члены ООН заявили о своей решимости стимулировать и поддерживать региональные и субрегиональные механизмы предупреждения конфликтов и поощрения политической стабильности и обеспечивать надежный приток ресурсов для миротворческих операций на континенте. В плане искоренения нищеты и обеспечения устойчивого развития предусматривалось принятие особых мер, включая списание задолженности, улучшение доступа к рынкам, расширение официальной помощи в целях развития (ОПР) и увеличение притока инвестиций, а также передачу технологии. Кроме того, предлагалось помочь Африке создать свой потенциал для обуздания ВИЧ/СПИДа и других инфекционных заболеваний.

Обращало, однако, на себя внимание и то, что на первый план Декларация ставила задачу «укрепления в Африке демократии» и что, соответственно, в качестве первой задачи государства-члены ООН обязывались «в полной мере поддерживать политические и институциональные структуры зарождающихся демократий в Африке». Совершенно понятно, что эти положения Декларации прямо состыковываются с доктринальными и весьма агрессивными установками США насчет распространения западной демократии по всему миру. Хотя с другой стороны, африканские страны могут интерпретировать понятие «демократии» и на свой лад, если они того пожелают.

Через год после принятия Декларации тысячелетия завершился процесс преобразования Организации африканского единства в пришедший на ее смену в 2001г. Африканский союз (АС). Создание АС обозначило по существу новый этап в борьбе африканских государств против неоколониализма в условиях обострившихся схваток империалистических держав за африканские ресурсы и усиления агрессивности главной империалистической державы – США.

Провозглашенными целями АС являются защита суверенитета, территориальной целостности и независимости государств- членов, укрепление мира, безопасности и стабильности, ускорение политической и экономической интеграции на континенте, поощрение демократических принципов и институтов, продвижение согласованных подходов африканских государств на мировой арене, создание необходимых условий для обеспечения достойной роли Африки в глобальной экономике. 501

При всем этом задача всемерного «содействия поддержанию мира, безопасности и стабильности на континенте» выделяется в качестве приоритетной. В Учредительном акте АС, подписанном всеми африканскими странами, кроме Марокко, и вступившем в силу 26 мая 2001г., предусматривается в этой связи и возможность коллективных действий по принуждению к миру. Африканский союз оставил, например, за собой право на вмешательство во внутренние дела государства- члена АС при возникновении на его территории особых обстоятельств, как-то: военных преступлений, геноцида и преступлений против человечности. Соответствующие действия АС может предпринять по решению своего высшего органа – Ассамблеи глав государств и правительств, принятого двумя третями голосов.

В Учредительном акте АС воспроизводится зафиксированное в рамках саммита ОАЕ в Алжире в 1988г. положение о том, что смена власти в том или ином африканском государстве неконституционным путем подлежит осуждению. Такому государству может быть отказано в признании, и оно может быть не допущено к участию в деятельности АС. К тому же в отношении государств, не выполняющих решения Ассамблеи глав государств и правительств АС, могут быть предприняты меры воздействия, такие, как введение политико-экономических санкций, например, лишение права голоса в Ассамблее, прекращение транспортных и телекоммуникационных связей и т.п.

В 2004г. в рамках АС начал функционировать Совет по вопросам мира и безопасности (СМБ) – главный африканский механизм, призванный во взаимодействии с ООН и ее Советом Безопасности обеспечивать региональную стабильность, брать под контроль вопросы урегулирования и предотвращения конфликтов в Африке, формирование собственного миротворческого потенциала африканских государств. Совет, состоящий из 15 представителей африканских государств, заменяемых на ротационной основе, работает как постоянно действующий механизм на всех этих направлениях, и кроме того вырабатывает общую оборонную политику АС и осуществляет координацию усилий африканских государств по борьбе с международным терроризмом. Под эгидой СМБ формируются на субрегиональной основе африканские силы постоянной готовности. Создан Панафриканский парламент, который также уделяет внимание вопросам миротворческой деятельности.

Одним из влиятельных органов АС является Экономический, социальный и культурный совет, к работе которого привлекаются представители профсоюзов, неправительственных организаций и деловых кругов. Работает также Африканский суд по правам человека и народов.

Африканский союз действует в сотрудничестве с рядом субрегиональных организаций, в особенности с Экономическим сообществом западноафриканских государств (ЭКОВАС), включающим 16 государств региона (Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуар, Гвинея, Гана, Буркина-Фасо, Бенин, Либерия, Мали, Нигер, Мавритания, Кабо-Верде, Гвинея-Бисау, Того, Гамбия), а также с Сообществом развития Юга Африки (САДК) в составе 14 государств (ЮАР, Ангола, Намибия, Мозамбик, Танзания, Замбия, Зимбабве, Демократическая Республика Конго (ДРК), Ботсвана, Лесото, Свазиленд, Малави, Маврикий, Сейшелы) и Межправительственным органом по развитию (ИГАД-Intergovernmental Authority on Development), объединяющим 7 стран Восточной Африки (Судан, Кения, Танзания,Уганда, Сомали, Эфиопия, Джибути).

Параллельно с созданием Африканского союза формировалась программа «Новое партнерство для развития Африки» (НЕПАД- The New Partnership for Africa’s Development), ориентированная на создание условий для «устойчивого развития» континента. Программа была принята в июле 2001 года Организацией африканского единства, и с некоторыми изменениями одобрена Африканским союзом. Особенность НЕПАД состоит в том, что программа предусматривает участие в ее реализации основных индустриально развитых стран мира, а также Специализированных учреждений ООН, прежде всего Всемирного банка. Кроме того, к ней подключился ряд компаний мирового бизнеса, такие, например, как «Майкрософт» и горнодобывающая компания «Англо-Америкен». В окончательном виде НЕПАД появилась в октябре 2001 года и тогда же была утверждена LVI сессией Генеральной Ассамблеи ООН в качестве основного формата, в рамках которого будут концентрироваться международные усилия для развития Африки.

Инициаторами НЕПАД считаются президенты ЮАР, Нигерии, Алжира, Египта и Сенегала, которые возглавляют руководящий Комитет программы. Практическую работу по реализации НЕПАД координирует Исполнительный комитет во главе с президентом Нигерии О. Обасанджо. В состав этого органа входят главы 19 государств: ЮАР, Нигерии, Алжира, Египта, Сенегала, Анголы, Ганы, Ливии, Кении, Мозамбика, Эфиопии, Республики Конго, Ботсваны, Габона, Камеруна, Туниса, Руанды, Мали и Маврикия. Штаб-квартира НЕПАД находится в Претории. Для наблюдения за соблюдением обязательств, взятых на себя африканскими государствами по программе НЕПАД, создан и действует Механизм равноправного взаимного контроля.

С самого начала своего появления на свет НЕПАД проходила, этап за этапом, своего рода апробацию «Большой семерки», а потом и «Большой восьмерки». Первоначальный документ под названием «Партнерство тысячелетия ради программы восстановления Африки» был распространен президентами ЮАР, Нигерии и Алжира в Давосе и докладывался лидерам «Большой семерки» на их встрече на Окинаве (Япония) в 2000 году. В 2001 году проект НЕПАД был одобрен на встрече «Большой восьмерки» в Генуе. При этом было заявлено, что программа НЕПАД образует основу для нового партнерства между странами Африки и развитым миром. Принятый на встрече «Генуэзский план для Африки» в качестве приоритетных задач указывал на решение проблем демократии и политического управления, а также урегулирования конфликтов, в том числе с помощью более активных миротворческих усилий.

В 2002 году на встрече «Большой восьмерки» в Кананаскисе (Мексика) был принят План действий по Африке, который был сориентирован на поддержку развитыми странами конкретных мер по реализации программы НЕПАД. В 2003 году на встрече «Большой восьмерки» в Эвиане (Франция) ее лидеры с удовлетворением отметили создание АС и готовность руководителей африканских стран взять на себя совместную ответственность за обеспечение демократии, прав человека и надлежащее управление на всем континенте. Были одобрены также ряд конкретных программ и планов действий, разработанных совместно с ФАО, ПРООН, ВОЗ, ЮНЕСКО, Африканским банком развития и другими международными организациями по вопросам развития сельского хозяйства, здравоохранения, науки и технологий, поощрения рыночной экономики, борьбы с коррупцией и повышения транспарентности. Были приняты также документы о списании задолженности беднейших стран, о совместных действиях «Большой восьмерки» в области торговли с африканскими странами и пр.

Кроме того, в Эвиане был создан новый механизм в формате «расширенного диалога» Форума по партнерству с континентом, обеспечивающий организацию и проведение встреч руководящего состава НЕПАД с представителями первых лиц, не входящих в «Большую восьмерку» государств-доноров- Австрии, Бельгии, Дании, Ирландии, Испании, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Финляндии, Швейцарии и Швеции.

Тесное сотрудничество «Большой восьмерки» с АС и НЕПАД и, в частности, активная деятельность на этом направлении специально созданной Группы представителей лидеров «Большой восьмерки» по Африке, разумеется, направлены, не сколько на помощь и содействие развитию африканских стран, сколько на продвижение интересов соответствующих империалистических держав на континенте. Точнее, «гуманитарные», «экономические», «социальные и иные программы», осуществляемые на континенте, в том числе с помощью ООН и других международных организаций, рассматриваются на Западе в лучшем случае, как необходимые механизмы для обеспечения обстановки стабильности, позволяющей наиболее эффективно и без лишних тревог выкачивать из Африки ее богатейшие ресурсы, а в худшем – для прикрытия прямого, в том числе вооруженного и иного вмешательства в дела Африки, если назревает угроза все еще сохраняющимся весьма сильным позициям колониализма на континенте.

Заметим в этой связи, что было бы наивно рассматривать НЕПАД и осуществляемые в ее рамках многочисленные с виду вполне «благотворные» программы в отрыве от политической и военно-политической деятельности США и других западных держав в Африке.

Известно, что с 1994г. существует международная структура «Средиземноморская инициатива НАТО», которая координирует отношения НАТО в военно-политической области с Египтом, Израилем, Иорданией, Мавританией, Марокко и Тунисом, к которым в 2000г. присоединился Алжир.

В конце 90-х годов при администрации Клинтона значительно активизировалась политика США в Африке к югу от Сахары. Состоялись официальные визиты Госсекретаря США М. Олбрайт в Уганду, Эфиопию, Руанду, Анголу,ДРК, Зимбабве и ЮАР (Декабрь 1997г.), президента Б. Клинтона- в Гану, Уганду, Руанду, ЮАР, Ботсвану и Сенегал (март 1998г.) и снова М. Олбрайт – в Кению и Танзанию (август 1998г.), Гвинею, Сьерра-Леоне, Мали, Нигерию, Кению и Танзанию (октябрь 1999г.) и в ЮАР, на Маврикий, в Ботсвану и Алжир (декабрь 2000г.)

В ходе этих визитов неизменно педалировались идеи «демократизации» политического устройства африканских стран и подчеркивалось, что только «демократические», читай прозападные, проамериканские режимы, могут избавить Африку от нищеты и изнурительных конфликтов. В Уганде и Сенегале Клинтон, как отмечается в его мемуарах, «признал ответственность Америки за ужасы рабства и за долгую и трудную борьбу афроамериканцев за свободу». Он заявил также, что «более тридцати миллионов американцев являются величайшим даром Африки Америке». 502

«Продвижение демократических ценностей являлось краеугольным камнем политической администрации Клинтона в отношении Африки»,- пишет М. Олбрайт в своих мемуарах, не преминув при этом свалить всю вину на ООН, за провалы политики США в Сомали и Руанде. «Возьмем к примеру ООН, - поясняет она.- Урок Сомали заключался в том, что, встав на защиту одной из конфликтующих сторон, организация спровоцировала катастрофу. Урок Руанды состоял в том, что организация навлекла беду, когда внимательно отнеслась к уроку Сомали. Хотя США выдвинули инициативу по подготовке миротворцев, собственные миротворческие силы Африки оставались еще недостаточно развитыми, чтобы эффективно вмешиваться в гущу военных событий». 503.

Идеи «демократизации» африканских стран органически сочетаются в мемуарах Клинтона и Олбрайт с военными аспектами. Так, находясь в Сенегале, Клинтон посетил одну из сенегальских военных частей, где обучение проводили американские инструкторы, и заявил, что это подразделение должно стать участником программы «Африканская инициатива быстрого реагирования на кризисы.» Президент подчеркнул, что инициатива поддерживается его администрацией и нацелена на то, чтобы «повысить готовность африканских государств к предотвращению военного насилия и не допустить повторения событий, произошедших в Руанде». 504 Со своей стороны, М. Олбрайт не ставила под вопрос само применение «внешней силы» в разрешении конфликтов Африки, хотя и отмечала, что такую силу надлежит применять «лишь избранно и избирательно». 505

В мае 2000г. Конгресс США принял закон «О росте и возможностях в Африке», который ослабил американские торговые барьеры для некоторых стран к югу от Сахары, что усилило позиции США в борьбе с европейскими и другими конкурентами за передел африканских рынков. Активизировалась позиция США в вопросах списания долгов с беднейших африканских государств, США подключились к решениям Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН, направленным на борьбу с ВИЧ/ СПИДом, в том числе в Африке. Однако, центр тяжести деятельности Вашингтона в Африке все более переключался на вопросы обеспечения безопасного доступа к энергетическим ресурсам континента и прежде всего на вопросы обеспечения безопасности добычи и транспортировки нефти.

Правящим режимам в соответствующих африканских странах навязываются все новые «услуги» в области охраны нефтегазовых районов и путей транспортировки энергоносителей от нападений террористов и деятельности контрабандистов, обучения и вооружения местных сил безопасности с помощью западных, в основном американских, военизированных охранных структур. На региональном уровне ведется, например, работа по созданию так называемого единого механизма защиты Гвинейского залива (Нигерия, Ангола, Камерун, Габон, ДРК и ряд других стран) при организующей и координирующей роли американских военных.

Под предлогом борьбы с международным терроризмом США уже создали крупную военную базу на побережье Красного моря – в Джибути и создают военную базу на острове Сан-Томе возле атлантического побережья Африки. В июне 2006г. на территории Республики Кабо-Верде прошли полномасштабные учения Сил реагирования НАТО (СРН) под кодовым названием "Стойкий ягуар". В качестве одной из целей учений называлась отработка вопросов защиты маршрутов доставки углеводородного сырья в страны Западной Европы, а также обеспечение стабильности в нефте и газодобывающих странах Африки.

Важнейшим направлением в стратегии США в Африке, начиная с 2000г., стали вопросы создания постоянно действующих Межафриканских сил, которые могли бы принимать участие в миротворческих операциях под флагом ООН или АС. Соответствующая работа американской дипломатии на этом направлении проводится с широким кругом африканских государств, имея в виду подготовить африканский воинский контингент в 12 тыс. солдат. 506

В мае 2002г. администрация Буша выдвинула программу «Обучение и помощь Африке для действий в чрезвычайных условиях» (African Contingency Operations Training and Assistance-ACOTA), которая по существу исходила из необходимости замены операций ООН по поддержанию мира, проводимых в рамках Главы VI Устава ООН (мирное разрешение споров), как якобы неэффективных и непригодных в современных условиях, на операции и действия по Главе VII Устава, включая принудительные меры с использованием вооруженных сил. При этом программа обходила вопрос о том, что использование вооруженных сил от имени ООН является исключительной прерогативой Совета Безопасности. 507

В апреле 2004г. президент Буш официально утвердил концепцию «Инициатива, касающаяся глобальных миротворческих операций» (Global Peace Operations Initiative- GPOI), смысл которой заключался в формировании вне рамок ООН резерва боеготовых миротворческих сил для решения широкого круга задач, включая участие в операциях по принуждению к миру в любом кризисном регионе мира. Костяк этого международного контингента численностью до 75 тыс. солдат предполагалось образовать в основном из военнослужащих африканских стран. На реализацию этой инициативы Пентагон и Госдепартамент планировал выделить в 2005-2010гг. примерно 660 млн. долларов. 508

В 2006г. Пентагоном разработана также так называемая «Транссахарская контртеррористическая инициатива» ( Trans-Sahara Counter-Terrorism Initiative), официально предназначенная для противодействия террористическим угрозам в Африке, а на деле задуманная как составная часть общей военно-политической стратегии США на континенте. Планируется, что к участию в «инициативе» будут привлечены Алжир, Марокко, Сенегал, Мали, Мавритания, Нигер, Чад и, возможно, Нигерия. Выделенные средства на ее реализацию могут составить до 100 млн. долларов. 509

В целях все более активного подключения африканских государств к планам создания многонациональных сил для действий в Африке США широко используют свои двусторонние военные связи и сотрудничество с рядом ключевых стран континента, такими как ЮАР, Нигерия, Эфиопия, Алжир, Сенегал, Кения, Гана и другими. С этими же странами Вашингтон координирует свою политику в ООН, если на каком-то этапе требуются ее услуги для придания многонациональным силам колорита авторитетной международной организации.

Наряду с США, в последние годы значительно активизировали свою деятельность в Африке страны Европейского Союза, в особенности Франция. В ряде франкофонских государств континента Франция продолжает осуществлять прямое военное присутствие: ее воинские контингенты общей численностью в 6 тысяч военнослужащих располагаются в Сенегале, Чаде, Габоне, Кот-д’Ивуаре и Джибути. 510 В середине 90-х годов Франция выдвинула военно-политическую программу «Укрепление способности африканских стран по поддержанию мира» (RECAMP-РЕКАМП), которую она хотела бы распространить не только на франкофонские, но и на все другие африканские страны к югу от Сахары. В настоящее время в РЕКАМП принимают участие страны- члены Экономического сообщества центральноафриканских государств (ЕККАС), объединяющего шесть стран субрегиона (Габон, Камерун, Республика Конго, Центральноафриканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея), а также 14 упоминавшихся государств- членов Сообщества развития Юга Африки (САДК). Бюджет РЕКАМП в 2003-2004гг. составил более 30 млн. евро. 511

Жизнь показывает, что в борьбе за энергетические ресурсы Африки все более заметно обостряются противоречия между главными империалистическими державами, прежде всего между США, Францией и Великобританией. Об этом наглядно свидетельствуют, например, конкуренция между французской компанией «Эльф-Акитэн» и американской «Оксидентал петролеум» в Республике Конго, между англо-голландской «Шелл» и «Эльф-Акитэн» в Габоне, между американскими и французскими компаниями в Анголе. 512 Характерно в этом отношении то, что в ЕС и столицах главных европейских государств попытки США «продвинуть демократию» повсюду в Африке были восприняты прежде всего как посягательство на сферы их собственного неоколониального господства на континенте. «Там, где говорят о демократии, думают о нефти»,- такой собственно лейтмотив высказываний многих объективных наблюдателей по поводу тех или иных событий на африканском континенте.

Экономическое соперничество между империалистическими державами находит свое отражение и в острой дипломатической борьбе, в том числе по вопросам урегулирования конфликтов в Африке с использованием операций ООН по поддержанию мира. Известно, например, что стремление США и НАТО подключить РЕКАМП к своей военно-политической стратегии в Африке и, в частности, к «Инициативе, касающейся глобальных миротворческих операций», натолкнулась на ясно выраженное желание Парижа подвести РЕКАМП под эгиду ООН.

Париж вообще исходит из того, что миротворческие операции в Африке с использованием вооруженных сил должны осуществляться только с санкции Совета Безопасности ООН, в то время как США не считают это обязательным. Что касается Европейского Союза, то он нередко инициирует собственные, отнюдь не подконтрольные США миротворческие операции на континенте, действуя как в рамках, так и вне рамок ООН.

Великобритания, как и Франция, все более настороженно относится к практике всякого рода «демократических переворотов» в Африке, которую порою пытается навязывать им Вашингтон, ссылаясь на сомнительные успехи подобной практики в Латинской Америке. Не подчиняясь Вашингтону, англичане создали собственный «Региональный центр по подготовке операций по поддержанию мира» в Африке, размести его в столице Зимбабве, не считаясь с тем, что режим Р. Мугабе в этой стране они рассматривают как самый «деспотический на континенте».

Неоколониалистская устремленность экономической и военно-политической стратегии США и других империалистических держав в Африке не совместима с принципами Устава ООН. Схватка транснациональных корпораций за энергетические ресурсы континента, оборачивается нищетой и кровью для африканских народов, делает эфемерной и призрачной независимость африканских государств, обретенную столетиями борьбы африканцев за освобождение от ига колонизаторов. По смыслу и букве Устава ООН эта международная организация должна эффективно противостоять империалистической экспансии на континенте, не допускать разжигания империалистами конфликтов и войн между африканскими государствами, давать отпор вмешательству империализма в их внутренние дела в нарушение основополагающих целей и принципов Устава ООН и норм международного права.

Объективно говоря, усилению агрессивности американского империализма, вызванному превращением США в единственную сверхдержаву, должно было противостоять и ускорение создания системы коллективной безопасности, предусмотренным Уставом ООН. Однако, этого не только не произошло, но, наоборот, США и их главному военному блоку НАТО было позволено наращивать свою экспансию в мире, не оглядываясь на Совет Безопасности ООН и не считаясь с Уставом ООН.

В Африке выход США в начале 90-х годов на позиции единственной сверхдержавы ознаменовался односторонними, в обход Совета Безопасности ООН силовыми, а по сути, агрессивными действиями в Сомали и полным безразличием к геноциду в Руанде. В дальнейшем, на всем протяжении 90-х годов США и их союзники по НАТО концентрировали свои усилия на том, чтобы нейтрализовать огромное позитивное влияние на Африку ликвидации системы апартеида в ЮАР, подорвать и опрокинуть режимы социалистической ориентации на континенте, уничтожить очаги сопротивления неоколонизаторам и в целом – подавить движение африканских народов за свое национальное и социальное освобождение.

В решении всех этих задач империалистические державы, ведомые зарвавшимися руководителями американских администраций, будь то демократических или республиканских, вынуждены, однако, так или иначе считаться с настроениями и позициями большинства неприсоединившихся государств, отвергающих политику империалистической экспансии, какими бы благовидными предлогами она не прикрывалась.

Далеко не всегда удается империализму и полностью игнорировать ООН, где в последние годы в особенности часто обсуждаются вопросы мира и безопасности в Африке. Более того, нередки случаи, когда империалистические державы, располагающие правом вето в Совете Безопасности ООН, не препятствуют принятию Советом решений, которые объективно направлены на справедливое и мирное урегулирование международных конфликтов, в том числе в Африке. Некоторые из таких решений предусматривают создание операций ООН по поддержанию мира и наделяют эти операции соответствующими полномочиями с необходимыми ссылками на Устав ООН.

Практика, впрочем, показывает, что острейшая дипломатическая борьба отнюдь не завершается с принятием Советом Безопасности ООН той или иной резолюции по актуальному вопросу поддержания мира. Скорее всего, она разгорается вновь в связи с конкретными вопросами, возникающими на пути ее реализации, тем более, что голосуя за резолюции Совета, империалистические державы нередко заведомо не собираются их выполнять : им важен «имидж», а не реальные дела. К тому же, если говорить об Африке, то возникновение там в последние десять- пятнадцать лет региональных и субрегиональных организаций, занимающихся вопросами поддержания мира, позволяет империализму, применяя финансовые и иные рычаги давления, весьма эффективно, с точки зрения своих корыстных интересов, подключать эти организации к урегулированию ситуаций формально на основе тех или иных резолюций Совета Безопасности ООН.

Большой опыт манипуляций механизмами ООН, ее Специализированных учреждений, прежде всего таких, как МВФ, а также региональных и субрегиональных организаций США и другие империалистические державы приобрели в Африке при проведении операций ООН по поддержанию мира в Анголе, Демократической Республике Конго, Сьерра-Леоне, Либерии и других африканских государствах.

к оглавлению

Об авторе | О проекте | Документы ЦК | Публикации | Выступления | Книги | Письма | Ссылки| Архив